Новости | О проекте | Самооборона | Игры | Блоги | Онлайн-трансляции
Авторизация


Парламентские драки

Что такое политическое противостояние "по-взрослому" вроде бы неплохо представляют все: поочередные выступления с парламентской трибуны, прения вокруг каждой поправки к свежепринятому в первом чтении закону, трудные, но результативные (или нет) голосования… А после этого: пресс-конференции, выступления чиновников, статьи политиков в прессе, где они аргументировано хвалят или критикуют президентские/премьерские указы…

К счастью, описанная ситуация находится по эту сторону грани с фантастикой, но проявления "цивилизованного подхода" в поведении политиков случаются далеко не всегда. К восторгу публики, порой в сессионном зале или за его пределами бывает, мягко говоря, не скучно.


Украинские власть имущие оставляют за собой право на толкотню, тычки в спину, а порой и на масштабное "битие лиц" (или иных мест, "которыми может гордиться каждый мужчина"). Таким методом проблемы не решить, зато можно получить массу удовольствия если не от самого процесса, то в ходе его созерцания.

Безусловно, "так жить нельзя", но из года в год ситуация не меняется. Парламентские драки как вошли в моду с середины девяностых с легкой руки "соседского" Владимира Жириновского, так из нее и не выходят. Причем к собственно парламентским боям в Украине все уже давно привыкли. С одной стороны, они проявление общей политической незрелости народных избранников (проще решить вопрос силой).

Заодно драки – это еще и проявление стремления к дешевому пиару. Хороший пинок или подножка, не говоря уже об экзотике вроде кражи депутатской карточки, - верный способ зарезервировать себе место в вечернем выпуске новостей. С другой стороны, та же межфракционная куча мала – это эффективный метод блокирования работы парламента. И хотя препятствование принятию каких-либо решений путем срыва пленарных заседаний – путь более чем сомнительный, но достойную альтернативу ему в Верховной раде пока не изыскали. И все острые моменты 2008 года – тому доказательство.

Еще одна технология политических драк – это случайные массовые потасовки с участием "первых лиц". Один из самых известных и скандальных моментов ратной славы депутатов – это местные выборы в Мукачево в 2004 году. И хотя подобные инциденты случались и до этого, но после упомянутых печальных событий использование боевой единицы "нардеп" (точные тактико-технические характеристики до сих пор не известны) приобрело впечатляющие масштабы. Свежи в памяти народной штурм здания ЦИК в октябре 2004 года; события лета 2005-го, когда депутаты-"эсдеки" пытались спасти "региональных" узников совести; захват здания Генпрокуратуры в мае 2007-го, попытки отбить Николая Рудьковского у правоохранителей в феврале 2008-го…

Краткий перечень не отражает всей "красоты картины" – депутаты уже давно практикуют ввязывание в сомнительные ситуации, размахивая во все стороны своим неприкосновенным статусом. В большинстве случаев парламентарии оказываются в выигрыше – трудно противостоять людям, которых и оттолкнуть-то безнаказанно нельзя. Но иногда и им достается.

Кроме того, с недавних пор словосочетание "политическое противостояние" приобрело новый оттенок смысла. Среди украинских политиков повеяло модой решать личные и политические проблемы "по-мужски". Лавры Юрия Луценко, кажется, все-таки ударившего Леонида Черновецкого, пока еще никто не отнял, но нельзя сказать, что не пытаются. Так, например, на 31 мая запланирован бой без правил между одним из выдающихся парламентских гладиаторов Нестором Шуфричем и начальником управления Госохраны Валерием Гелетеем. А общую популярность тренда подтверждает тот факт, что прилюдный мордобой успел стать предвыборным ноу-хау: один из кандидатов в мэры Киева в рамках избирательной кампании провел боксерский поединок.

Как в лучших домах…

Аргументация противников политических драк лежит на поверхности: нецивилизованно, часто противозаконно, этически недопустимо и, наконец, просто некрасиво. Те же, кто относится к явлению со снисхождением, обычно упирают на полит-целесообразность (о чем уже упоминалось выше), а заодно – и на давность традиций и широту их распространения.

В парламентах дерутся, наверное, столько же, сколько они существуют. Во всяком случае, во Франции традиции депутатских драк восходят к Конвенту, а британский законодательный орган в свое время так страдал от битв и в Палате лордов, и в Палате общин, что в его уставе по сей день существует норма наказания за потасовки на рабочем месте – лишение права посещать здание парламента в течение месяца с вытекающим оттуда сокращением заработной платы.

Первая же украинская "рада-битва" датируется 1989 годом, но широкое распространение бои получили к середине девяностых, пройдя через несколько апогеев – в 2003, 2005, 2007 и, наконец, зимой 2007-2008. Но, если в европейских парламентах народные избранники успели поуспокоиться, а случающиеся порой инциденты имеют разовый характер, то украинцам до такого спокойствия далеко. Возможно, все дело в незрелости политической системы, и через сотню-другую лет все поправится. Если тлетворное влияние не помешает.

Время от времени акты рукоприкладства "случаются" с политиками любых стран, но далеко не везде политические драки стали старой недоброй традицией. Апологеты идеи парламентского мордобоя любят приводить в пример благополучную и цивилизованную Японию, где стены высшего законодательного органа видели даже кровопролитные потасовки. Выделяется среди прочих стран и Тайвань, где депутаты вдохновенно дерутся уже добрых два десятилетия, правда, в последние годы, судя по негромким признаниям, бои имеют в основном постановочный характер.

Среди законодателей "боевой" моды чаще всего называют парламенты африканских и латиноамериканских стран. Горячие темпераменты плюс политическая нестабильность творят "чудеса". Не отстают от "лучших домов" и постсоветские страны. Политическими бойцами богато Закавказье. То в Азербайджане лидер партии "Современный Мусават" Хафиз Гаджиев набрасывается на конкурента в ходе предвыборных теледебатов, то в Грузии лидер лейбористов Шалва Нателашвили, подозревая президента Михаила Саакашвили в краже предвыборных технологий, вызывает того на дуэль путем метания двух перчаток сразу. Но самыми интересными по традиции считаются бои в российской Думе.

Гордое звание "лучшего из лучших" по праву принадлежит депутату Жириновскому. Владимир Вольфович прославился на этом поприще еще в начале девяностых и не сдает позиции до сих пор – драка с доверенным лицом кандидата в президенты РФ Игоря Богданова после предвыборных дебатов в феврале 2008 тому подтверждение. Но и помимо "сына русской и юриста" земля русская настолько богата богатырями, что комиссия по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики Государственной Думы периодически впадала в отчаяние.

Правда, с установлением пропутинского абсолютного большинства в парламенте стало поспокойнее. Настолько, что отдельные политики даже сетуют: не здорово это. "Мне кажется, что лучше бы уж депутаты дрались, чем занимались, тем, что происходит в нашем парламенте. Он просто в лучшем случае заснул, а в худшем – помер как парламент", - считает депутат Владимир Рыжков.

Страна должна знать своих "героев"?

Статистика уверяет, украинские парламентарии – не дураки подраться. На декабрь 2007 года в Верховной раде было зарегистрировано свыше 50 потасовок, а если учесть бурные события начала текущего года – их число "благополучно" увеличилось. Похоже, депутаты (да и не только) дрались и драться будут – хотя бы потому, что просто привыкли к подобной поведенческой модели. Кроме того, пример тех же тайваньцев-"актеров" показывает – ради лишнего пиара кулаками машут все, но у нас, судя по всему, от этого еще и удовольствие получают.

Знатные драчуны по понятным причинам становятся героями средств массовой информации. Если для них – пиар, то для медиа – инфоповод и яркая картинка. По самому большому счету, в том, что народные избранники все чаще решают разного рода проблемы своими руками в буквальном смысле, есть определенная вина и журналистов, и восторженных зрителей. Но тяга к сенсациям неистребима, а потому – "маємо те, що маємо".

Проблема в том, что парламентские драки – это своего рода "рабочие будни", от участия в которых мало кто застрахован. В толкотне под трибуной могут помять и миролюбивого депутата, а "штурмовые бригады" просто чаще становятся героями новостей, попадание в которые может случиться с каждым. Ответить ударом на удар, заступиться за честь дамы (чем отличался Степан Хмара), наступить на ногу агрессору (трогательная история с каблуком Юлии Тимошенко и туфлей Григория Суркиса запомнилась надолго) – ничто человеческое власть имущим не чуждо. А вот стремление сделать себе имидж на рекламировании боевых заслуг достойно порицания.

Среди самых "боевитых" украинских политиков почетные места регулярно занимает Нестор Шуфрич. Он умудряется быть фигурантом едва ли не всех громких драк последних лет. Без Нестора Ивановича не обошлась ни защита экс-губернатора Закарпатья Ивана Ризака от "люстрации" (правда, Тамаре Прошкуратовой досталась более выигрышная роль с приковыванием себя к кровати объекта спасения), ни отстаивание интересов Николая Рудьковского (когда нога парламентария пострадала от автомобиля, оставшегося безнаказанным), ни просто рядовые парламентские драки. Подготовка к публичному бою с полковником Гелетеем – всего лишь логичное развитие событий. Политикам, изначально прославившимся под грифом "одиозный", нужно трудиться над сохранением имиджа, как бы странно это не выглядело.

В контексте драк время от времени всплывают имена различных политиков (Владислава Лукьянова, Евгения Червоненко, Юрия Соломатина, Леся Танюка, тех же Григория Суркиса, Степана Хмары да и многих других). Но такое паблисити, как Юрию Луценко, не досталось никому. По сути, загадочная драка (или избиение – над этим сейчас трудятся умы Генпрокуратуры) между министром внутренних дел и столичным градоначальником довела ситуацию с политическими битвами до абсурда.

После январских событий следовало либо притормозить практику раз и навсегда (Юрий Витальевич имиджево мог и выиграть от красивого ухода в отставку, но он сделал ставку на другие ключевые моменты пиара), либо окончательно признать: у украинского политикума проблема по типу трудностей детсадовской группы – детишки дерутся слишком часто. Но сенсация была спущена на тормозах, а сейчас возвращение к громкому рассмотрению уголовных дел против Луценко больше похоже на избавление от ненужных карт, чем на порицание нездоровой практики.

И, поскольку у многих критиков судьбоносного рукоприкладства рыльца в том же пушку, ожидать, что украинские политические драки канут в лету – наивно. У нас так принято, у нас так удобно, нам от этого весело. А до цивилизованной Европы (пусть не совсем избавиться от боев – хотя бы минимизировать, а главное – не считать их чем-то нормальным и почетным) нам еще далеко. Лет сто, а, может, и двести…


http://www.podrobnosti.ua


" + "
Введите код на картинке:" + "
" + "
" + ""; var InnerDiv = document.getElementById("reply_comments_form_" + parent_ID); if(!InnerDiv.innerHTML) InnerDiv.innerHTML = FormBody; else InnerDiv.innerHTML = ""; }


orl


Обратная связь
Имя:
Email:
Сообщение: